пятница, 16 февраля 2018 г.

Лев Николаевич Толстой. Путь жизни Часть 4



XI. ГНЕВ
В ЧЕМ ГРЕХ НЕДОБРОЖЕЛАТЕЛЬСТВА?

1
Вы слышали, что сказано древним: "не убивай;  кто  же  убьет,  подлежит суду" (Исх. XX, 13). А я говорю вам, что всякий гневающийся на брата  своего подлежит суду.
                                                         Мат. V, 21-22

2
Если чувствуешь боль в теле, то знаешь, что  что-нибудь  неладно:  либо делаешь то, чего не надо делать, либо не делаешь того, что надо  делать.  То же и в духовной жизни. Если чувствуешь  тоску,  раздражение,  то  знай,  что что-нибудь неладно: либо любишь то, чего не  надо  любить,  либо  не  любишь того, что надо любить.
  
3
   
Грехи объедения, праздности,  сладострастия  дурны  сами  по  себе.  Но больше всего дурны эти грехи тем, что от них  заводится  самый  дурной  грех недоброжелательства, нелюбви к людям.
  
4
Страшны не грабежи, не убийства,  не  казни.  Что  такое  грабежи?  Это переходы имущества от одних людей к другим. Это всегда было  и  будет,  и  в этом нет ничего страшного. Что такое казни, убийства? Это переходы людей  от жизни к смерти. Переходы эти всегда были, есть и будут, и  в  них  тоже  нет ничего страшного. Страшны не грабежи  и  убийства,  а  страшны  чувства  тех людей, которые ненавидят друг друга, страшна ненависть людей.
  

БЕССМЫСЛЕННОСТЬ ГНЕВА
   

1
Буддисты говорят, что всякий грех от глупости. Это справедливо обо всех грехах, особенно же о недоброжелательстве. Рыбак или  птицелов  сердится  на рыбу или птицу за то, что он не поймал ее, а я на человека  за  то,  что  он делает для себя то, что ему нужно, а не то, что я хотел бы  от  него.  Разве это не одинаково глупо?
  

2   
Человек обидел тебя, ты рассердился на него. Дело прошло. Но в сердце у тебя засела злоба на этого человека, и когда ты думаешь о нем,  ты  злишься.
Как будто дьявол, который стоит всегда у двери твоего сердца, воспользовался тем часом, когда ты почувствовал к  человеку  злобу,  и  открыл  эту  дверь,вскочил в твое сердце и сидит в нем хозяином.  Выгони  его.  И  вперед  будь осторожнее, не отворяй той двери, через которую он входит.
  

3
Была одна дурочка; она ослепла от болезни и никак не могла понять,  что она слепа, и сердилась на то, что, куда она ни  пойдет,  все  на  дороге  ей мешает, толкает ее. Она думала, что не она толкается о вещи, а вещи  толкают ее.
То же бывает и с людьми, когда  они  слепнут  для  духовной  жизни.  Им кажется, что все, что с ними случается, делается им назло, и они сердятся на людей, а не понимают того, что им, как той дурочке, нехорошо  не  от  других людей, а оттого, что они слепы для духовной жизни и живут для тела.
  
4
Чем выше считает себя человек, тем он легче держит зло  на  людей.  Чем человек смиреннее, тем он добрее и меньше сердится.
   
5
Не думай, что добродетель в храбрости и силе: если ты можешь стать выше гнева, простить и полюбить того, кто обидел тебя, то ты делаешь лучшее,  что можешь сделать человеку.
                                                   Персидский Дхербелот
  

6
Правда, что ты, может быть, не в силах не  рассердиться  на  того,  кто оскорбил, обидел тебя. Но ты всегда можешь  сдержаться  от  того,  чтобы  ни словом, ни делом не показать своего сердца.
  
7
Злость - всегда от бессилия.
  
8
Человек бранит, оскорбляет тебя - не поддавайся ему,  не  становись  на тот путь, на который он хочет завести тебя, не делай того же, что он.
                                                           Марк Аврелий
  


ГНЕВ НА БРАТЬЕВ НЕРАЗУМЕН ПОТОМУ,что во всех людях живёт один и тот же Бог               

1
"Будь осторожен, когда хочешь в человеке бить по  дьяволу,  как  бы  не задеть в нем Бога". Это значит то, что, осуждая человека, не  забывай  того. что в нем дух Божий.

2
С самого утра надо следить  за  собой  и  сказать  себе:  сейчас  может случиться,  что  придется  иметь  дело  с   дерзким,   наглым.   лицемерным, докучливым, озлобленным человеком. Часто бывают  такие  люди.  Люди  эти  не знают, что хорошо и что дурно. Но если я сам твердо знаю, в чем добро и зло, понимаю, что зло для меня только то дурное дело, если я сам его сделаю, если я знаю это, то никакой злой человек не может повредить мне.  Никто  ведь  не может заставить меня делать зло. Если же  я  помню  еще  и  то,  что  всякий человек не по плоти и крови, а по духу близок мне, что в каждом из нас живет один и тот же дух Божий, то  я  не  могу  сердиться  на  такое  близкое  мне существо. Я ведь знаю, что мы сотворены друг для  друга,  призваны  помогать друг другу, как рука руке, нога ноге, как глаза и зубы помогают друг другу и всему телу, - как же мне отворачиваться от ближнего, если он, противно своей истинной природе, делает мне зло?
                                                           Марк Аврелий
  
3  
Если ты рассердился на человека, то это значит, что ты жил не божеской, а телесной жизнью. Если бы ты жил божеской жизнью, никто бы не  мог  обидеть тебя, потому что Бога нельзя обидеть, и Бог, тот Бог,  который  в  тебе,  не может сердиться.
  
4
Для того, чтобы хорошо жить с людьми, надо,  когда  сходишься  с  ними, помнить, что важно не то, что мне нужно, и не то, что нужно тому,  с  кем  я сошелся, а то, что от нас обоих нужно тому Богу, который живет в нас обоих. Только вспомни про это, когда поднимется недоброе чувство к человеку, и тотчас освободишься от него.

5
Не надо ни особенно презирать, ни особенно почитать никакого  человека.
Будешь презирать человека - не оценишь  того  добра,  которое  есть  в  нем.
Будешь слишком почитать человека, будешь слишком много  требовать  от  него.
Для того, чтобы не ошибиться, надо презирать, так же как и в себе,  телесное человека и уважать его как духовное существо, в котором живет дух Божий.
  

ЧЕМ НИЖЕ ПОНИМАЕТ СЕБЯ ЧЕЛОВЕК, тем он бывает добрее
                               
  
1 
Говорят, что хорошему человеку нельзя не сердиться на дурных.  Но  если так, то чем человек лучше против других людей, тем сердитее ему надо быть, а бывает напротив: хороший человек, чем он лучше, тем он  мягче  и  добрее  ко всем людям. Бывает это оттого, что хороший человек помнит, как часто он  сам погрешал, и что если ему сердиться на  дурных,  то  ему  прежде  всего  надо сердиться на самого себя.
                                                                        Сенека
  
2
Разумному человеку нельзя сердиться на злых и безрассудных людей.
- Да как же не сердиться, если они воры и мошенники? - говоришь ты.
- А что такое вор и мошенник? Ведь  это  человек  заблудший.  А  такого человека жалеть надо, а не сердиться на него. Если ты можешь, то убеди его в том, что для него самого нехорошо так жить, как он живет,  и  он  перестанет делать зло. А если он еще не понимает этого, то не удивительно, что он дурно живет.
Но ты скажешь, что таких людей надо наказывать.
Если у человека глаза заболели и он ослеп, то ведь ты не  скажешь,  что его надо за  это  наказывать.  Так  почему  же  ты  хочешь  наказать  такого человека, который лишен того, что дороже глаз, лишен самого  большого  блага умения жить разумно? Не сердиться нужно на таких людей, а только жалеть их.
Пожалей же этих несчастных и старайся, чтобы их заблуждения не обозляли тебя. Вспомни, как часто ты сам заблуждался и согрешал, и сердись  лучше  на себя за то, что в душе твоей так много недоброты и злости.
                                                                       Эпиктет
  
3 
Ты говоришь, что вокруг тебя все дурные люди. Если ты так  думаешь,  то это верный признак того, что ты сам очень плох.
  
4
Часто люди думают выказать себя тем, что подмечают недостатки людей.  А они этим только выказывают свою слабость.
Чем человек умнее и добрее, тем больше он видит добра в  людях,  а  чем глупее и злее, тем больше он видит недостатков в других.
  
5
Правда, что трудно  быть  добрым  с  человеком  развратным,  с  лгуном, особенно если еще он оскорбляет нас, но с ним-то, с этим именно человеком, и нужно быть добрым и для него, и для себя.
  

6
Когда сердишься на кого-нибудь, то обыкновенно ищешь оправданий  своему сердцу и стараешься видеть только дурное в том, на кого  сердишься.  И  этим усиливаешь свое недоброжелательство. А  надо  совсем  напротив:  чем  больше сердишься, тем внимательнее искать всего того хорошего, что есть в  том,  на кого сердишься, и если удастся найти хорошее в человеке и полюбить  его,  то не только ослабишь свое сердце, но и почувствуешь особенную радость.
  

7
Жалко человека, когда он раздет, холоден, голоден, но  во  сколько  раз больше надо жалеть человека, если  он  обманщик,  пьяница,  вор,  грабитель, убийца! Тот человек страдает телом, а этот тем, что дороже всего  на  свете, душою.
Хорошо пожалеть бедного и помочь ему, но самое  хорошее  то,  чтобы  не осудить развратного, а пожалеть его и помочь ему.
  

8
Если хочешь упрекать человека за его несообразности, то не называй  его поступки или слова глупостями, не говори и не думай, что то, что  он  сделал или сказал, не имеет никакого смысла. Наоборот, всегда предполагай,  что  он хотел сделать или сказать что-нибудь разумное, и старайся  найти  это.  Надо постараться найти те ложные  представления,  которые  обманули  человека,  и показать их ему так, чтобы он сам своим разумом решил, что он ошибался. Ведь убедить человека можно только  его  же  разумом.  Точно  так  же  и  убедить человека в безнравственности его поступка можно только его  же  нравственным чувством. Не надо предполагать того, чтобы самый безнравственный человек  не мог сделаться нравственным, потому  что  всякий  человек  никогда  не  может перестать быть нравственным, свободным существом.
                                                                      По Канту
  
9
Если рассердился на человека за то, что он сделал то, что  ты  считаешь дурным, постарайся узнать, зачем человек сделал то, что считаешь  дурным.  А как только поймешь это, то сердиться на человека уже нельзя  будет,  так  же нельзя будет, как нельзя сердиться на то, что  камень  падает  книзу,  а  не кверху.

НЕОБХОДИМОСТЬ ЛЮБВИ ДЛЯ ОБЩЕНИЯ С ЛЮДЬМИ

1
Для того, чтобы общение с людьми не было страданием для тебя и для них, не вступай в общение с людьми, если не чувствуешь любви к ним.
  
2
Без любви можно обращаться только с  вещами:  без  любви  можно  рубить деревья, делать кирпичи, ковать железо, но с людьми  нельзя  обращаться  без любви, так же как нельзя обращаться с  пчелами  без  осторожности.  Свойство пчел таково, что если станешь обращаться с  ними  без  осторожности,  то  им повредишь и себе. То же с людьми.
Не чувствуешь любви к людям, сиди смирно, занимайся собой, вещами,  чем хочешь, но только не людьми. Только позволь себе  обращаться  с  людьми  без любви, и не успеешь оглянуться, как станешь не человеком, а зверем, и  людям повредишь и себя замучаешь.
  
3
Если ты обижен человеком, то на обиду ты можешь отвечать,  как  собака, как корова, как лошадь: либо бежать от обидчика, если обидчик сильнее  тебя, либо огрызаться,  бодаться,  брыкаться.  А  можешь  отвечать  на  обиду  как разумный человек, - можешь сказать себе: человек этот обидел меня,  это  его дело; мое же дело - делать то, что я считаю хорошим: делать ему то,  чего  я себе желаю.
  
4
Когда видишь людей, всегда всем недовольных,  всех  и  все  осуждающих, хочется сказать им: "Ведь вы не затем живете, чтобы понять нелепость  жизни, осудить ее, посердиться и умереть.  Не  может  этого  .быть.  Подумайте:  не сердиться вам надо, не осуждать, а трудиться,  чтобы  исправить  то  дурное, которое вы видите.
Устранить  же  то  дурное,  которое  вы  видите,  вы  можете  никак  не раздражением, а только тем чувством доброжелательства ко всем людям, которое всегда живет  в  вас  и  которое  вы  сейчас  же  почувствуете,  как  только перестанете заглушать его".
  
5 
Надо привыкать к тому, чтобы быть недовольным другим  человеком  только так же, как бываешь недоволен собой. Собой бываешь недоволен только так, что недоволен своим поступком, но не своей душой. Так же надо быть  и  с  другим человеком: осуждать его поступки, а его любить.
  
6
Для того, чтобы не делать ближнему своему дурного - любить  его,  нужно приучать себя не говорить ни ему, ни  о  нем  дурного,  а  для  того,  чтобы приучить себя к этому, надо приучить  себя  не  думать  о  нем  дурного,  не допускать в свою душу чувство недоброжелательства даже в мыслях.
  
7
Можешь ли ты сердиться на человека за то, что у него гнойные  раны?  Он не виноват, что вид его ран тебе неприятен. Точно так же относись и к  чужим порокам.
Но ты скажешь, что у  человека  есть  разум  для  того,  чтобы  он  мог сознавать и исправлять свои пороки. Это верно. Стало быть,  и  у  тебя  есть разум, и ты можешь обсудить то, что тебе не сердиться надо  на  человека  за его пороки, а, напротив,  постараться  разумным  и  добрым  обхождением  без гнева, нетерпения и надменности пробудить в человеке его совесть.
                                                           Марк Аврелий

8
Есть такие люди, что любят быть сердитыми. Они всегда чем-нибудь заняты и всегда рады случаю  оборвать,  обругать  того,  кто  к  ним  обратится  за каким-нибудь делом. Такие люди бывают очень неприятны. Но надо помнить,  что они очень несчастны, не зная радости доброго  расположения  духа,  и  потому надо не сердиться на них, а жалеть их.

9
Ничем нельзя  смягчить  гнева,  даже  справедливого,  так  быстро,  как сказавши  гневающемуся  про  того,  на  кого  он  гневается:  "Да  ведь   он несчастный!" Что дождь для огня, то и сострадание для гнева.
Стоит  только  человеку,  желающему  сделать  зло  своему  врагу,  живо представить себе, что он сделал уже все то зло, которое хотел,  и  что  враг его страдает уже телесно или духовно: от  ран,  болезни,  унижения,  нищеты, стоит только человеку представить себе это и понять, что это дело его рук, и самый злой человек перестанет злиться, представив себе живо страдания врага.
                                                                                               Шопенгауэр

10
Помилуй Бог притворяться, что любишь и жалеешь, когда не  любишь  и  не жалеешь. Это хуже ненависти. Но избави Бог не уловить и не  раздуть  в  себе искру жалости и божеской любви к врагу, когда Бог  посылает  тебе  ее.  Ведь драгоценнее этого ничего нет.
  
БОРЬБА С ГРЕХОМ НЕДОБРОЖЕЛАТЕЛЬСТВА  

1
Меня  осуждают,  мне  неприятно,  тяжело.  Как  избавиться   от   этого неприятного чувства? Прежде всего смирением: когда знаешь свою слабость,  не будешь сердиться за то, что другие указывают на  нее.  Это  нелюбезно  с  их стороны, но они правы.  Потом  рассуждением:  в  том,  что  в  конце  концов останешься все-таки тем, чем был, и если слишком уважал себя, то  приходится только изменить о себе мнение. Главное же  -  прощением:  есть  только  одно средство не ненавидеть тех, которые делают нам зло и обиды, - это делать  им добро; если и не переменишь их, то зато себя обуздаешь.
                                                                        Амиель
  
2
Если  немного  рассердился,  то  прежде,  чем  что-нибудь  сделать  или сказать, сочти десять. Если очень рассердился, сочти сто. Если вспомнишь об этом, когда рассердился, то и не придется считать.
  
3
Самое лучшее на свете питье это то, когда у человека злое слово уже  во рту, а он не выпустил, а проглотил его.
                                                                       Магомет
  
4
Чем больше живет человек для души, тем меньше ему бывает помех во  всех делах его и потому тем меньше он будет сердиться.
  
5
Пойми хорошенько и помни, что всякий человек всегда поступает так,  как ему кажется лучше для себя.
Если ты будешь постоянно помнить это, то  ты  ни  на  кого  не  станешь сердиться, никого не будешь  ни  попрекать,  ни  бранить,  потому  что  если человеку точно лучше делать то, что тебе неприятно, то он прав  и  не  может поступать иначе. Если же он ошибается и делает то, что для него не лучше,  а хуже, то ему же хуже, и можно о нем сожалеть, но нельзя на него сердиться.
                                                                                                         Эпиктет
  
6
Глубокая река не возмутится от того, что в нее бросить камень; так же и человек. Если человек возмущается от оскорблений, то он не река, а лужа.
  
7
Будем помнить, что все мы вернемся в землю, и будем смиренны и  кротки.
                                                                                                        по Саади
  


НЕДОБРОЖЕЛАТЕЛЬСТВО ВРЕДНЕЕ ВСЕГО ТОМУ, кто его испытывает

1 
Как ни вреден гнев для других людей, он более всего  вреден  тому,  кто гневается. И всегда гнев вреднее того, из-за чего гневаешься.
  
2
Есть такие люди, которые любят сердиться и сердятся и вредят людям  без всякой причины. Можно понять, зачем скупой человек обижает других: он  хочет завладеть имуществом, чтобы самому обогатиться; он вредит  людям  для  своей пользы. Злой же человек вредит другим без  всякой  для  себя  выгоды.  Какое безумство!
                                                             По Сократу 

3
Не делать зла даже врагам - в этом великая добродетель.
Наверное погибает тот, кто обдумывает погибель другого.
Не делай зла. Бедность не может служить оправданием  зла.  Если  будешь делать зло, станешь еще беднее.
Люди могут избежать последствий  злобы  своих  врагов,  но  никогда  не избегнут последствий своих грехов. Эта тень их будет преследовать  по  пятам до тех пор, пока не погубит их.
Пусть не делает зла другому тот, кто не хочет жить в печали и горести.
Если человек любит себя, пусть он не делает зла, как  бы  мало  оно  ни было.
                                                               Индийский Курал
  

4
Быть  добродетельным  значит  быть  свободным  душой.  Люди,  постоянно гневающиеся на кого-нибудь, беспрестанно боящиеся чего-нибудь  и  отдающиеся страстям, не могут быть свободны душой. Кто не может быть  свободным  душой, тот видя, не увидит, слыша, не услышит, вкушая, не различит вкус.
                                                                      Конфуций
  
5
Ты думаешь, что тот, на кого ты сердишься, твой враг;  а  твой  главный враг - это тот гнев, который запал тебе в сердце. И потому скорее  мирись  с врагом своим, потуши в себе это мучительное для тебя чувство.

6
Капля за каплей наполняется ведро; так и человек становится полон  зла, хотя бы он собирал его понемногу, если он позволяет себе сердиться на людей.
Зло возвращается на того, кто его сделал, так же как пыль, брошенная  против ветра.
Ни на небе, ни на море, ни в глубине гор, нет во  всем  мире  места,  в котором человек мог бы освободиться от того зла, которое в его сердце.
       Помни это.                                                                  Дхаммапада

7
В индийском законе сказано так: как верно то, что зимою бывает холодно, а летом тепло, так же верно и то, что злому человеку бывает дурно, а доброму хорошо. Пусть никто не входит в ссору, хотя бы он и был  обижен  и  страдал, пусть не оскорбляет никого ни делом, ни словом, ни мыслью.  Все  это  лишает человека истинного блага.
  
8
Если я знаю, что гнев лишает меня истинного блага, то  я  не  могу  уже сознательно враждовать с другими людьми, не могу, как я  делал  это  прежде,
радоваться  на  свой  гнев,  гордиться  им.  разжигать,   оправдывать   его,
признавать себя важным и умным, а других людей ничтожными  -  потерянными  и безумными, не могу уж теперь при первом напоминании о том,  что  я  поддаюсь гневу, не признавать себя одного виноватым и не искать  примирения  с  теми, кто враждует со мной.
Но этого мало. Если я знаю теперь, что гнев мой  -  это  зло  для  души моей, то я знаю еще и то, что приводит меня к этому  злу.  Приводит  меня  к этому то, что я забываю то, что во всех людях живет то же, что и во  мне.  Я вижу теперь, что это отделение себя от людей и признание  себя  выше  других людей - одна из главных причин моей вражды с людьми. Вспоминая свою  прежнюю жизнь,  я  вижу  теперь,  что  я  никогда  не  позволял  разгораться  своему враждебному чувству на тех людей, которых считал выше  себя,  и  никогда  не оскорблял их; но  зато  малейший  неприятный  для  меня  поступок  человека, которого я считал ниже себя, вызывал мой гнев на него и оскорбление,  и  чем выше я считал себя перед таким человеком, тем легче я оскорблял его;  иногда даже одна воображаемая мною низость положения человека уже вызывала  с  моей стороны оскорбление ему.
  
9
Однажды зимой Франциск шел с братом Львом из Перузы к Порционкюлю; было так холодно, что они дрожали от стужи. Франциск  позвал  Льва,  который  шел впереди, и сказал ему: "О брат Лев, дай Бог, чтобы наши братья  подавали  по всей земле пример святой жизни:  запиши,  однако,  что  не  в  этом  радость совершенная".
Пройдя немного далее, Франциск опять позвал Льва и сказал:
"И запиши еще, брат Лев, что если наши братья будут  исцелять  больных, изгонять  бесов,  будут  делать  слепых   зрячими   или   будут   воскрешать четырехдневно умерших, - запиши, что и в этом не будет радости совершенной".
И, пройдя еще далее, Франциск сказал Льву: "Запиши еще, брат  Лев,  что если бы наши братья знали все языки, все науки и все писания,  если  бы  они пророчествовали не только про будущее, но знали бы все тайны совести и души, - запиши, что и в этом нет радости совершенной".
Пройдя еще далее, Франциск опять позвал Льва и сказал: "И  еще  запиши, брат Лев, овечка  божия,  что  если  бы  мы  научились  говорить  на  языках ангельских, если бы узнали течение звезд и если бы нам открылись  все  клады земли и мы познали бы все тайны  жизни  птиц,  рыб,  всех  животных,  людей, деревьев,  камней  и  вод,  -  запиши,  что  и  это  не  было  бы   радостью совершенной".
И, пройдя еще немного, Франциск опять позвал брата Льва и  сказал  ему:
"Запиши еще, что если бы мы были такими проповедниками, что обратили бы всех язычников в веру Христа,  -  запиши,  что  и  в  этом  не  было  бы  радости совершенной".
Тогда брат Лев сказал Франциску: "В  чем  же,  брат  Франциск,  радость совершенная?"
И Франциск отвечал: "А вот в чем. В том, что если когда  мы  приедем  в Порционкюль грязные, мокрые, окоченелые от холода и  голодные  и  попросимся пустить нас, а привратник скажет нам: "Что вы, бродяги, шатаетесь по  свету, соблазняете народ, крадете милостыню бедных людей, убирайтесь отсюда!"  -  и не отворит нам. И если мы  тогда  не  обидимся  и  со  смирением  и  любовью подумаем, что привратник прав, и мокрые,  холодные  и  голодные  пробудем  в снегу и в воде до утра без ропота на привратника, - тогда, брат Лев,  только тогда будет радость совершенная".
  

XII. ГОРДОСТЬ
Бывает трудно освободиться от грехов,  главное,  оттого,  что  соблазны поддерживают их. Таков соблазн гордости.

  
БЕССМЫСЛЕННОСТЬ И ГЛУПОСТЬ ГОРДОСТИ

  
1
Гордые люди так заняты  тем,  чтобы  поучать  других,  что  им  некогда подумать о себе, да и незачем: они и так хороши. И потому,  чем  больше  они поучают других, тем все ниже и ниже сами падают.
  
2
Как человек не может  сам  поднять  себя,  так  не  может  человек  сам возвеличить себя.
  
3
Гордость тем  гадка,  что  люди  гордятся  тем,  чего  надо  стыдиться: богатством, славой, почестями.
  
4
Если вы сильнее, богаче, ученее других,  то  старайтесь  служить  людям тем, что у вас есть  лишнего  против  других.  Если  вы  сильнее,  помогайте слабым; если умнее, помогайте неумным; если учены -  неученым;  если  богаты
бедным. Но не так думают гордые люди. Они думают, что если у  них  есть  то, чего нет у других, то им надо не делиться этим с людьми, а только величаться перед ними.
  

5  
Нехорошо, когда человек, вместо того, чтобы любить братьев, сердится на них. Но еще хуже, когда человек уверяет  сам  себя,  что  сам  он  не  такой человек, как все, а лучше других людей, и потому может обходиться с  другими не так, как хотел бы, чтобы обходились с ним.

6
Глупо, когда люди гордятся своим лицом, своим  телом,  еще  глупее  то, когда люди гордятся своими родителями, предками,  своими  приятелями,  своим сословием, своим народом.
Большая часть зла на свете от этой глупой  гордости.  От  нее  и  ссоры людей с людьми и семей с семьями и войны народов с народами.
  

7
Считать себя умнее, добрее, лучше других людей никто не  может  уже  по одному тому, что  никто  не  может  знать  цены  ни  своего  ума,  ни  своих добродетелей, а еще меньше может знать настоящую  цену  ума  и  добродетелей других людей.

8
Гордые люди считают одних себя лучше и выше  других  людей.  Другие  же гордые люди считают не их, а себя самыми лучшими людьми. Но гордые  люди  не смущаются этим и вполне уверены, что все  те,  кто  считает  себя  выше  их, ошибаются и что правы только они.
  
9
Смешно видеть двух гордых людей, когда они сходятся  и  каждый  из  них считает себя выше всех людей на свете. Со стороны это смешно, а  самим  этим двум гордецам не смешно: они ненавидят друг друга и мучаются от этого.
  

10
Глупость может быть и без гордости,  но  гордость  не  может  быть  без глупости.

11
Поучитесь от вод в глубинах морей  и  в  горных  ущельях:  шумно  бегут ручейки, но безбрежное море безмолвно, едва колышется.
                                                                                      Буддийские Сутты
  
12
Чем легче и менее плотно вещество, тем более оно занимает места. Так же и гордость.
  
13
Плохое колесо громче визжит, пустой колос выше стоит. Так же и  плохой, пустой человек.
  
14
Чем больше человек доволен собой, тем меньше в нем того, чем можно быть довольным.

15
Гордый человек точно обрастает ледяной корой. Сквозь кору эту нет  хода никакому доброму чувству.
  

16
Легче просветить самого глупого человека, чем человека гордого.
  

17   
Если бы только гордые люди могли знать то, что о них  думают  те  люди, которые пользуются их  гордостью  для  своих  выгод,  то  они  перестали  бы гордиться.
  

18
Чем гордее человек, тем более те, которые пользуются  им,  считают  его глупым, и не ошибаются, потому что самым явным образом обманывают его, но он не видит этого. Гордость непременно глупость.

  
НАРОДНАЯ ГОРДОСТЬ

1  
Считать себя самого лучше всех - дурно  и  глупо.  Это  мы  все  знаем.
Считать свою семью лучше всех других - это еще хуже и глупее, но мы часто не только не знаем этого, но видим в этом особенное достоинство.  Считать  свой народ лучше всех других - уже глупее всего, что только может быть. Но  этого не только не считают дурным, но считают великой добродетелью.
  

2  
В  любви  к  себе  одному  уже  есть  начало  гордости.  Гордость   это несдерживаемое себялюбие.
  
3
Люди враждуют друг с другом и знают, что это  нехорошо,  и  вот,  чтобы обмануть себя,  заглушить  в  себе  совесть,  придумывают  оправдания  своей враждебности. Одно из таких оправданий - это то, что я лучше других людей, а они не понимают этого, и вот от этого я не могу  сходиться  с  ними;  другое оправдание - это то, что моя семья лучше других  семей;  третье  -  что  мое сословие лучше других сословий; четвертое  -  что  мой  народ  лучше  других народов.
Ничто так не разъединяет людей, как гордость, и личная, и  семейная,  и сословная, и народная.
  
4
Гордым людям мало считать каждому самого себя  лучше  всех  людей,  они даже и свой народ: немец немца, русский русского, поляк поляка, еврей еврея, считают лучше всех народов. И как ни вредна гордость  отдельных  людей,  эта гордость народная еще во много раз вреднее. От нее гибли и гибнут миллионы и миллионы людей.

  
ПРЕВОЗНЕСЕНИЕ СЕБЯ ОДНИМ ЧЕЛОВЕКОМ НАД ДРУГИМ не имеет разумного основания, потому что во всех людях живёт один и тот же дух Божий  

1
Человек считает себя лучше других людей только тогда,  когда  он  живет телесной жизнью. Тело одно может быть сильнее,  больше,  лучше  другого,  но если человек живет духовной жизнью, то ему нельзя считать себя лучше других, потому что душа одна и та же у всех.
  
2
Называют людей: кого ваше превосходительство,  ваше  сиятельство,  ваше величество, ваше благородие, милостивый государь, батюшка,  сударь,  а  одно только название ко всем подходит и никому не  обидно.  Название  это:  брат, сестра.
Название это тем еще хорошо, что оно напоминает нам про Того  Отца,  по которому мы все братья и сестры.
  
3
Люди считают одних людей выше, других ниже себя. Стоит только вспомнить о том, что один и тот же дух живет во всех людях,  чтобы  увидеть,  как  это несправедливо.
  

4
Человек прав, если он верит тому, что нет на свете ни  одного  человек выше его; но он очень ошибается, если думает, что есть на  свете  хоть  один человек ниже его.
  

5
Хорошо, когда человек уважает сам себя за  то,  что  в  нем  живет  дух Божий; но беда, когда человек гордится тем, что в  нем  человеческое:  своим умом, ученостью, знатностью, богатством, своими добрыми делами.
  
6
Человек хорош, когда он высоко держит свое духовное  божествейное  "я"; но  когда  он  хочет  поднять  над   людьми   свое   животное,   тщеславное, честолюбивое, исключительное "я", тогда он ужасен.
  

7
Если человек гордится внешними отличиями, то он показывает этим  только то, что он не понимает того своего внутреннего достоинства,  в  сравнении  с которым все внешние отличия то же, что свечи при свете солнца.
  
Нельзя превозноситься одному человеку перед другими. Нельзя потому, что самое драгоценное в человеке это душа, а цену  человеческой  души  никто  не знает, кроме Бога.  

8
Гордость совсем не то, что сознание человеческого достоинства. Гордость увеличивается от ложной  почести  и  ложной  похвалы  людской;  сознание  же достоинства увеличивается, напротив, от ложного унижения и осуждения людей.
  

ПОСЛЕДСТВИЯ СОБЛАЗНА ГОРДОСТИ

  
1
Гордость защищает не только сама себя, но и все другие грехи  человека.
Возвеличивая себя, человек уже не видит свои грехи, и грехи его срастаются с ним.

2
Как бурьян, когда вырастает в пшенице, вытягивает влагу, соки из  земли и заслоняет пшеницу от солнца, так же и гордость забирает в  себя  все  силы человека и заслоняет от него свет истины.
  

3
Сознание греха часто полезнее для человека, чем доброе  дело:  сознание греха смиряет человека, доброе же дело часто раздувает его гордость.
                                                                       Бакстер
  
4
Много есть наказаний гордому  человеку,  но  главное  и  самое  тяжелое наказание то, что, какие бы ни были у него достоинства и как бы он  об  этом ни старался, люди не любят его.
  

5
Только что порадовался на себя: какой, мол, я хороший, так и  готов,  в яме.
  
6
Если человек горд, то он выделяет себя от других людей  и  этим  лишает себя лучшей радости жизни - свободного и радостного общения со всеми людьми. 

7
Гордый человек боится  всякого  осуждения.  А  боится  он  потому,  что чувствует, что величие его не твердо, что оно держится только  до  тех  пор, пока не сделана хоть маленькая дырка в том пузыре, которым он надут.
  

8
Еще понятна могла бы быть гордость,  если  бы  она  нравилась  людям  и привлекала их к себе. А то нет свойства, более отталкивающего, как гордость. И люди все-таки продолжают гордиться.  

9
Самоуверенность сначала  озадачивает  людей.  И  в  первое  время  люди приписывают самоуверенному человеку то самое значение, которое он  сам  себе приписывает.  Но  озадачение  это  проходит  скоро.  И  люди   очень   скоро разочаровываются и за испытанный ими обман отплачивают презрением.

10

Человек знает, что живет дурно, но, вместо того чтобы  переменить  свою жизнь к лучшему, он старается уверить себя, что он  не  такой  человек,  как все, а выше других, и что поэтому ему надо жить именно так, как он живет. От этого и бывает то, что если люди живут дурно, они бывают и горды.
  
БОРЬБА С СОБЛАЗНОМ ГОРДОСТИ

1
Много меньше бы было зла на свете, если бы не  было  гордости.  Как  же избавиться от этой причины зла? Для того,  чтобы  избавиться  от  нее,  есть только одно средство - работа каждого над самим  собой.  Часто  думают,  что помочь могут законы правительств, но этого не может быть, потому что пишущие законы правительствующие люди, такие же люди, страдающие от того же соблазна гордости. И потому  на  законы  и  правительство  нельзя  надеяться.  Нельзя надеяться на то, что  соблазны  гордости  уничтожатся  сами  собой  в  душах властителей. Они уничтожатся только тогда,  когда  подвластные  уничтожат  в самих себе этот глубокий корень зла. Пока он жив в нашем сердце,  как  можем мы надеяться на то, что он умрет в сердцах других людей? И потому одно,  что мы можем делать и для своего блага, и для блага всех людей,  это  то,  чтобы уничтожить в себе этот источник зла,  от  которого  страдают  люди.  Никакое улучшение невозможно, пока каждый не начнет это улучшение с самого себя.
                                                              По Ламенэ
  

2
Очень трудно уничтожить гордость людскую: только заштопал одну дыру, не успел оглянуться, она снова выглядывает  из  другой,  а  заткнешь  эту,  она торчит из третьей и т.д.
                                                                                                                 Лихтенберг
  

3
Грех гордости может быть уничтожен  только  признанием  единства  духа, живущего во всех людях. Понявши это, человек не может уже считать  ни  себя, ни своих близких, ни свой народ выше и лучше других людей.
  

4
Только тогда легко жить с человеком, когда не считаешь  ни  себя  выше, лучше его, ни его выше и лучше себя.
  
5
Главное дело жизни в улучшении своей души. Гордый  же  человек  считает себя всегда вполне хорошим. От этого-то гордость особенно вредна. Она мешает человеку в главном деле жизни людей, в том, чтобы становиться лучше.
  

6  
Жизнь для души тем отличается от жизни мирской, что тот, кто живет  для души, не может быть доволен собой, что бы он ни сделал хорошего; он считает, что сделал только то, что нужно, и то далеко не все, и потому  может  только укорять себя, а никак не гордиться, не быть довольным собою.

7
"Больший из вас да будет вам слуга: ибо кто возвышает себя, тот  унижен будет; а кто унижает себя, тот возвысится" (Мф. XXIII, II-12). Унижен будет тот, кто возвышает себя в мнении людей,  потому  что  кого считают хорошим, умным, добрым, тот  не  будет  уже  стараться  быть  лучше, умнее, добрее. Тот же, кто унижает себя, тот возвысится, потому что тот,  кто  считает себя плохим, будет стараться быть лучше, добрее, разумнее. Гордые люди делают то же, что делали бы пешеходы, если бы  вместо  того чтобы идти ногами, взлезли на ходули. На ходулях и выше, и грязь  недостает, и шаги больше, да горе в том, что на ходулях далеко не уйдешь, да  еще  того гляди свалишься в грязь и людей насмешишь и от людей отстанешь.
То же бывает с гордецами. Они и далеко отстают от тех, кто не поднимает себя выше своего роста, и, кроме того, часто сваливаются с  своих  ходуль  и становятся посмешищем.
  
XIII.  НЕРАВЕНСТВО
Основа жизни человека есть живущий в нем дух Божий. Дух  Божий  один  и тот же во всех людях. И потому люди не могут не быть все равны между собою.
  
СУЩНОСТЬ СОБЛАЗНА НЕРАВЕНСТВ

1
В старину люди верили в то, что люди рождаются разной породы, черной  и белой кости, Иафетова  и  Хамова  отродья,  и  что  одни  люди  должны  быть господами, а другие рабами. Люди признавали такое деление людей на господ  и рабов, потому что верили, что такое  деление  установлено  Богом.  Грубое  и губительное суеверие это, хотя и в другом виде, признается и до сих пор.  

2
Мы все братья, а между тем каждое утро  брат  или  сестра  выносит  мой горшок, мы все братья, а мне утром необходима сигара, сахар, зеркало и  т.п. предметы, на работе которых теряли и теряют здоровье мои, равные мне, братья и сестры. Мы все братья, а я живу тем, что работаю в банке или торговом доме и лавке над тем, чтобы сделать все нужные моим братьям товары дороже. Мы все братья, а я живу тем, что получаю жалованье за то, чтобы уличать,  судить  и казнить вора или проститутку, существование которых обусловлено всем складом моей жизни и которых я сам знаю, что не надо казнить, а исправлять.  
Мы  все братья,  а  я  получаю  жалованье   за   то,   чтобы   проповедовать   людям мнимо-христианскую веру, лишающую их возможности  узнать  истинную.  Мы  все братья, но я отдаю бедным свои педагогические, врачебные, литературные труды только за деньги. Мы все братья, а я получаю жалованье за то, что  готовлюсь к убийству, учусь убивать, или делаю оружие, порох, или строю крепости.
  
3
Стоит взглянуть на жизнь христианских народов,  разделенных  на  людей, проводящих всю жизнь в одуряющем, убивающем, не нужном им труде,  и  других, пресыщенных праздностью и всякого рода наслаждениями, чтобы быть  пораженным той ужасной степенью неравенства, до которой дошли люди, исповедующие  закон христианства, и в особенности той ложью проповеди равенства  при  устройстве жизни, ужасающей самым жестоким и очевидным неравенством.
  
4
Одна из самых древних и самых глубоких по мысли вер была вера  индусов. Причиной того, что она не стала верой всемирной и не дала  для  жизни  людей тех плодов, какие она могла дать, было то, что  учителя  ее  признали  людей неравными и разделили их на касты. Для людей, признающих себя неравными,  не может быть истинной веры.

5
Люди представляются себе и другим не тем,  что  они  на  самом  деле  - просто людьми, а представляются себе и другим кто  дворянином,  кто  купцом, кто губернатором, кто судьей, кто офицером, кто царем,  кто  министром,  кто солдатом. И все эти люди считают своей главной обязанностью не то, что нужно делать  каждому  человеку,  а  то,  что  нужно  делать   дворянину,   купцу, губернатору, судье, офицеру, царю, министру, солдату.
  
6
Можно бы было понять то, что люди считают себя  неравными  потому,  что один сильнее, больше телом, чем другой, или умнее, или  бойчее,  или  больше знает, или добрее, чем другой. Но обыкновенно не по этому разделяют людей  и считают одних людей выше, а других ниже. Неравными считают людей потому, что один называется князем, генералом, а другой мужиком, рабочим, один в дорогой одежде, а другой в лаптях.
  
7
Люди нашего времени понимают уже, что неравенство людей есть  суеверие, и в душе осуждают его. Но они, те, кому оно выгодно, не решаются  расстаться с ним; те же, кому оно невыгодно, не знают, как уничтожить его.
  
8
Люди привыкли в мыслях своих  делить  людей  на  знатных  и  незнатных, благородных и подлых, образованных и необразованных, и так привыкли к такому делению людей, что в самом деле думают,  что  одни  люди  могут  быть  лучше других людей, что одних можно больше уважать, чем других, только потому, что одни люди причислены людьми же к одному разряду, а другие к другому. 

9
Уже один принятый богатыми  людьми  обычай  говорить  одним  людям  ты, другим вы, одним подавать, другим не подавать руку, одних звать в  гостиную, других принимать в  передней,  показывает,  как  далеки  люди  от  признания равенства людей.
  
10
Не будь суеверия неравенства, люди никогда не могли бы делать всех  тех злодеяний, которые они делали и теперь не переставая делают  только  оттого, что не признают всех людей равными.

ЖИЗНЬ СОВРЕМЕННОГО ОБЩЕСТВА ПОСТРОЕНА на неравенстве людей          
                 
1
Послушаешь или почитаешь  речи  живущих  в  достатке  и  роскоши  людей образованных: все они признают равенство всех  людей  и  возмущаются  против всякого  принуждения,  угнетения,  нарушения  свободы  рабочих  сословий.  А посмотришь  на  их  жизнь,  все  они  не  только  живут   этим   угнетением, принуждением, нарушением свободы рабочих сословий, но, где  могут,  восстают против  попыток  рабочих  сословий  выйти  из  этого  положения   угнетения, несвободы и принуждения.

2
Человек, владея по наследству миллионами или десятками  тысяч  десятин, вследствие того, что у  него  большой  дом,  лошади,  автомобили,  прислуга, считает себя особенным человеком. Вся окружающая его  роскошь  так  опьяняет его, что он не может перенестись в жизнь того рабочего,  который  устраивает стачку на его заводе, или нищего мужика, который срубает дерево в его  лесу, и без укоров совести казнит, если может, и рабочего и крестьянина. 

3
Древний раб знал, что он раб от природы, а наш рабочий,  чувствуя  себя рабом, знает, что ему не надо быть рабом, и потому, вечно желая и не получая того, что не  только  могло,  но  должно  бы  быть,  он  несравненно  больше страдает.

Продолжение следует


Комментариев нет:

Отправить комментарий

Поделиться с друзьями