воскресенье, 22 февраля 2015 г.

Норвежцы, живущие на границе с Россией: русские не приехали - всё пропало


Приграничный норвежский город Киркенес после введения антироссийских санкций опустел: заглохли торговля и все совместные с нашей страной проекты.
- Вы к нам надолго, на шопинг? А-а-а... Всего лишь на фестиваль. 
- Улыбчивый норвежец проверяет документы на границе. Ему хочется поговорить, и небольшая очередь из российских журналистов, аккредитованных на международный фестиваль современного искусства «Баренц-спектакль», двигается медленно.
На пункте пропуска Борисоглебск - Стурскуг тихо. Вместе с нами у шлагбаума всего две машины. Вот и скучают пограничники. А ведь ещё в прошлом году народ по полдня в очередях маялся.
Памперс теперь - не повод для драки

О Киркенесе в Мурманске говорили - русский город, здесь даже названия улиц и ценники в магазинах на двух языках. 

Каждые выходные его население увеличивалось вдвое: 3,5 тысячи местных прирастали приезжими с Кольского полуострова. Наши ехали ради туризма и шопинга. Цена вопроса была невелика - тысяча рублей за билет на автобусе туда-обратно, дорога - всего три часа. 

Раз в месяц на центральной площади скандинавы разворачивали русский базар. Заполярные бабушки везли котомки с вязаными носками, варежками, матрешками и даже советским хрусталем. Теперь на улицах тишина, базар закрыли.

Мурманчане отоваривались в магазинах Киркенеса, как будто и за границу не выезжали, как в обычном родном гипермаркете - набирали полные тележки. Особой популярностью пользовались дешевые креветки, кофе и... памперсы. 

Доходило до драк - скандинавские матери большой грудью закрывали последние упаковки от приезжих. Скандал докатился до властей: остановите беспредел, подгузников своим малышам не хватает! Магазинам пришлось ввести ограничения: русским выдавали две упаковки в одни руки.
А сейчас продавцы не знают, куда девать товар.
- Хоть распродажу устраивай, - махнула рукой на полные ряды памперсов продавец приграничного супермаркета «Rema1000». 

- За неделю ни одной упаковки русским не продали.

Что за гадость эта ваша санкционная сёмга
Киркенес был полон русских рыбаков. Верфи этого портового города «заточены» под наши суда. 

По подсчетам Росрыболовства, в прошлом году траулеров, которые ремонтировали в норвежских портах, было больше 120. 

В этом году ещё цифры не подбивали, но уже понятно - недосчитаются не меньше половины. 

В одном из самых крупных судоремонтных предприятий, «Кимек», всего три наших корабля. В компании опасаются, что заказов «а-ля рюс» не будет совсем, тогда придется массово увольнять рабочих.
Таможенный пункт Стурскуг. Начало 2014 года. Очередь из машин и автобусов с туристами на полдня.

- Заключили договоров меньше чем на 30 процентов, - признался директор «Кимека» Грегар Маннсверк. 

- Сейчас многие совместные проекты остановлены, и это очень плохо! Наш приграничный Киркенес как маячок, посмотрите - без россиян город словно вымер.
- Русские пропали! Это беда, - горюет Сисилия Хансен, мэр коммуны Сер-Варангер, столицей которой и является Киркенес. - А тут еще Россия в ответ на заявления наших чиновников ввела запрет на ввоз норвежской рыбы...
Куда теперь продавать знаменитую сёмгу? 

Ведь почти 90% этого вида лосося в России были родом из страны фьордов. Норвежский совет по морепродуктам заявил, что экспорт рыбы в нашу страну снизился вполовину, производители несут убытки. 

Мы были и основными покупателями форели. Частично эту брешь закрыли, переориентировавшись на Японию и Беларусь. С селёдкой совсем плохо - её никто покупать не хочет...

Дружба через железный занавес
Немного оживился Киркенес в феврале - благодаря «Баренц-спектаклю». Фестиваль собирал по 10 тысяч человек, в этот раз жалкая горстка - три тысячи. Отельеры ревут - гостиницы пустые.
- Русские не приехали, все пропало! - в который раз услышали мы от норвежцев.
Самое солидное мероприятие фестиваля - Киркенесская конференция. Политики, экономисты и чиновники не говорили о светлом будущем, как обычно. 

Ранее процветавшая экономика Норвегии из-за обесценивающейся нефти и падающего курса кроны трещит по швам. А тут ещё и сами себе навредили - поддавшись на уговоры Евросоюза, опустили железный занавес с Россией.
P.S. В Мурманск мы возвращались через совсем пустой КПП. О былых пробках напоминал только плакат со схемой нового пункта пропуска. Ещё один совместный проект Росграницы и норвежских властей, от которого пришлось отказаться.

А в это время
Финны плачут по руссо туристо, а прибалты выбрасывают молоко
Бизнес у европейских соседей на грани разорения - товары внутри стран не раскупаются.
В Финляндии некогда богатые жители тоже плачут. Цены на сельхозпродукцию в стране упали в среднем на 11%. Особенно подешевели молоко, свинина, зерно. Казалось бы, мечта покупателей! Но бизнесмены на грани разорения. 

Ведь местные больше есть не стали, а в Россию продукты везти не дают. По данным финских таможенников, за прошлый год экспорт в Россию упал на 13 процентов, а это минус полмиллиарда евро. 

И туристы разбежались - стало меньше на треть. Россияне охотно летали через Финляндию в Европу, в кризис же стало не до путешествий. 

Национальная авиакомпания Finnair, лишившись русских пассажиров и грузоперевозок, в прошлом году понесла убытки на 36 миллионов евро.
Эстония, Литва и Латвия от разрыва с РФ вместе тоже потеряли около полумиллиарда евро. 

Серьёзный удар пришелся по транспортным компаниям, чей конёк - перевозка транзитных грузов. Этот рынок сократился на 20%. 

До введения санкций на долю России приходится около 32% от общего годового объёма импорта Литвы, и что Россия являлась для литовских молочных продуктов основным рынком сбыта - на неё приходилось 85 % экспорта. 

Поначалу молоко просто сливали, но санкции не отменили и рынки сбыта не появились. Теперь фермеры вынуждены пустить коров под нож и увольнять рабочих. 21 02 2015

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Поделиться с друзьями