суббота, 3 октября 2015 г.

Главная тайна Сергея Есенина. 120 лет со Дня Рождения


 Жизнь Сергея Есенина на первый взгляд кажется странной и нелогичной. Постоянно возникает навязчивый вопрос - почему возник Есенин, что служило ему внутренним механизмом для его творчества, стиля жизни и стиля смерти. 
О поэте написано огромное количество воспоминаний, проведено очень много исследований его жизни и творчества, но до сих пор он остаётся непонятым. Сергей до конца остался загадкой и для самого себя, что значительно усилило его внутренний кризис, приблизив раннюю смерть.

В своей статье я хочу сделать предположение, которое могло бы объяснить многие противоречия Есенина. 

Мы сможем взглянуть на этого человека с совершенно иной, уникальной и неповторимой точки зрения. Моя идея заключается в том, что в прошлой жизни Сергей Есенин был не кто иной, как Сергий Радонежский - отшельник и подвижник который после своей смерти превратился в самого почитаемого на Руси православного святого. 

Основатель Троице-Сергиевой лавры на урочище Маковец сегодня изображён на иконах практически в каждой церкви вместе с иконами Иисуса, Николая Угодника и Божьей матери. Оставим, однако, в покое мифологию и обратимся к жизни и особенностям реального человека.

О красном вечере задумалась дорога, 

Кусты рябин туманней глубины. 
Изба‑ старуха челюстью порога 
Жуёт пахучий мякиш тишины. 

Осенний холод ласково и кротко 
Крадётся мглой к овсяному двору; 
Сквозь синь стекла желтоволосый отрок 
Лучит глаза на галочью игру. 

Обняв трубу, сверкает по повети 
Зола зелёная из розовой печи. 
Кого‑ то нет, и тонкогубый ветер 
О ком‑то шепчет, сгинувшем в ночи. 

Кому‑ то пятками уже не мять по рощам 
Щерблёный лист и золото травы. 
Тягучий вздох, ныряя звоном тощим, 
Целует клюв нахохленной совы. 

Всё гуще хмарь, в хлеву покой и дрёма, 
Дорога белая узорит скользкий ров... 
И нежно охает ячменная солома, 
Свисая с губ кивающих коров.


Отрок Варфоломей родился под Ростовом в богатой боярской семье. Примерно в возрасте 14-ти лет его семья - отец, мать и двое братьев переезжают жить ближе к Москве в село Радонеж. 

Возможно, это было частью общей политики правившего в те времена Ивана Калиты, который привлекал на свою сторону всех желающих, освобождая при этом от уплаты налогов. Находится под крышей у великого князя, который был правой рукой у самого хана Узбека, было довольно безопасно. 

Деятельность основателя Московского государства Ивана I прошла на глазах у будущего отшельника. На момент смерти Калиты Варфоломею было порядка двадцати шести лет.

С раннего детства Варфоломей старался убежать от общества окружавших его людей. Его больше привлекал отвлечённый мир духовных идеалов, которые он нашёл в священных христианских писаниях. Его также привлекло учение Василия Великого о жизни подвижников и совершенстве монашеской жизни. Он не мог жить без "великой цели" и этой целью он определил для себя служение духовности в стиле нового завета. В 14 веке, если человек решил совершить подвиг во имя духовности, это означало уход от мира.

Не смотря на то, что Сергий стал знаменит и прославлен, о нём написано очень мало. Его жизнеописание было составлено более чем через 20 лет после его смерти Епифанием и переработано во второй половине XV века Пахомием Логофетом. О том, что реально представлял собой Сергий можно только догадываться. Не осталось ни единого документа написанного самим подвижником, как и ни одного его высказывания или поучения.

После смерти родителей он отдал свою часть наследства младшему брату и поехал с старшему брату в Хотьковский монастырь. Бегство от людей было стремлением к свободе духа и даже Хотьковский монастырь не обеспечивал этой свободы, потому Варфоломей уговорил брата найти удобное место для того чтобы основать свой собственный независимый скит. Так возникло поселение, которое впоследствии превратилось в Троицко-Сергиеву лавру.

Здесь родился Сергей Александрович Есенин 3 октября 1895 года в живописном селе Константиново большой Рязанской губернии.


После ухода старшего брата Стефана в Москву, Варфоломей несколько лет прожил совершенно один в лесу, общаясь только с окружавшей его природой. Только после этого вокруг отшельника стали селится другие люди, которых привлекла идея и духовная сила Варфоломея. Интересно, что долгое время количество его "учеников" поддерживалось равным в точности 12 - как у Иисуса.

Здесь нужно обратить внимание на несколько важных фактов, которые соединяют Сергия Радонежского и Сергея Есенина. 

Стремление к свободе и независимости духа есть вполне объективное свойство, которое может в разные времена выражаться в разных формах. 

Если в 14-м веке человек уходил от мира в леса, основывая свою собственную обитель, то же самое желание привело Сергея в 20-м веке к уходу в "свободное поэтическое творчество". Стремясь к независимости, человек создаёт что-то своё неповторимое и уникальное. Маковецкий пустынник стал основателем и пропагандистом "общего жития" в русских монастырях. Есенин нашёл своё исключительное слово в поэзии и старался создать новое течение "имажинизм".

Я часто думаю, за что Его казнили? 
За что Он жертвовал Своею головой? 
За то ль, что враг суббот, Он против всякой гнили 
Отважно поднял голос Свой? 

За то ли, что в стране проконсула Пилата, 
Где культом кесаря полны и свет и тень, 
Он с кучкой рыбаков из бедных деревень 
За кесарем признал лишь силу злата? 

За то ли, что Себя на части разделя, 
Он к горю каждого был милосерд и чуток 
И всех благословлял, мучительно любя, 
И стариков, и жён, и крохотных малюток? 

Демьян, в «Евангельи» твоём 
Я не нашёл правдивого ответа. 
В нём много бойких слов, ох как их много в нём, 
Но слова нет достойного поэта. 

Я не из тех, кто признаёт попов, 
Кто безотчётно верит в Бога 
Кто лоб свой расшибить готов, 
Молясь у каждого церковного порога. 

Я не люблю религию раба, 
Покорного от века и до века, 
И вера у меня в чудесные слова — 
Я верю в знание и силу Человека. 

Я знаю, что стремясь по нужному пути, 
Здесь на земле, не расставаясь с телом, 
Не мы, так кто-нибудь другой ведь должен же дойти 
К воистину божественным пределам. 

И всё-таки, когда я в «Правде» прочитал 
Неправду о Христе, блудливого Демьяна — 
Мне стало стыдно, будто я попал 
В блевотину, извергнутую спьяну. 

Пусть Будда, Моисей, Конфуций и Христос 
Далёкий миф — мы это понимаем, — 
Но всё-таки нельзя ж, как годовалый пёс, 
На всё и всех захлёбываться лаем. 

Христос — Сын плотника — когда-то был казнён… 
Пусть это миф, но всё ж, когда прохожий 
Спросил Его: "Кто ты? " — ему ответил Он: 
«Сын человеческий», но не сказал: «Сын Божий». 

Пусть миф Христос, как мифом был Сократ, 
И может быть из вымысла всё взято — 
Так что ж теперь со злобою подряд 
Плевать на всё, что в человеке свято? 

Ты испытал, Демьян, всего один арест — 
И то скулишь: «Ах, крест мне выпал лютый». 
А что б когда тебе Голгофский выпал крест 
Иль чаша с едкою цекутой? 

Хватило б у тебя величья до конца 
В последний час, по их примеру тоже, 
Весь мир благословлять под тернием венца, 
Бессмертию уча на смертном ложе? 

Нет, ты, Демьян, Христа не оскорбил, 
Своим пером ты не задел Его нимало — 
Разбойник был, Иуда был — 
Тебя лишь только не хватало! 

Ты сгусток крови у креста 
Копнул ноздрёй, как толстый боров, 
Ты только хрюкнул на Христа, 
Ефим Лакеевич Придворов! 

Ты совершил двойной тяжёлый грех 
Своим дешёвым балаганным вздором, 
Ты оскорбил поэтов вольный цех 
И малый свой талант покрыл большим позором. 

Ведь там за рубежом, прочтя твои стихи, 
Небось злорадствуют российские кликуши: 
«Ещё тарелочку демьяновой ухи, 
Соседушка, мой свет, откушай». 

А русский мужичок, читая «Бедноту», 
Где «образцовый» труд печатался дуплетом, 
Ещё сильней потянется к Христу, 
А коммунизму мат пошлёт при этом.

И самое главное, что органически объединяет двух людей - это глубочайшее чувство природы, элементы которого Сергий Радонежский собирал всю свою жизнь в своей душе, а позже став Сергеем Есениным отобразил накопленные духовные ценности - в своих стихах. 

Сергий Радонежский зовётся "игуменом земли русской", а Есенин русским поэтом, который смог изобразить русскую природу как никто другой. Есенин называл себя "Божьей дудкой" - ""Это когда человек тратит из своей сокровищницы и не пополняет. Пополнять ему нечем и неинтересно."

Если Есенин был в прошлой жизни православным подвижником - то это может быть только Сергий Радонежский и наоборот - если Сергий Радонежский в новой жизни стал бы поэтом, то таким поэтом может быть только Сергей Есенин. 

Есенин - это поэт который пользуется исключительной любовью у православных священников. В 2010 году выпущен очередной том из этой серии "С.А. Есенин и православие". Книга создана при активном участии Есенинского научного центра Рязанского государственного университета имени С.А. Есенина. 

Том "Есенин и православие" получил высокую оценку Председателя Попечительского Совета Международного общественного Фонда единства православных народов Святейшего Патриарха Кирилла и известного русского писателя В.Г. Распутина.

Откуда Есенин мог взять столько материала для поэтизации деревенской красоты как, не прожив длинную жизнь православного подвижника наедине с природой. Многие воспоминания земляков и родных о детстве Есенина подчёркивают, что он был "не такой как все", "не от мира сего". 

Дед Никита дал Сергею прозвище "монах" - кстати, очень точно. Есенин любил сочинять про себя, что подчерпнул много от своего деда, который якобы был старообрядцем. Такого деда у него не было, но сам факт, что Есенин говорил об этом это очередная ниточка к его прошлой жизни. 

Этим "старообрядцем" был он сам, поскольку, как известно самые сильные верующие на Руси были как раз старообрядцы. Простым православным в отличие от них не нужно было бороться за свою веру и постоянно подчёркивать свою независимость от окружающих.


Душевная исключительность и замкнутость перекликается в ранних стихотворениях Есенина с темой монастыря:
  
   Уже давно мне стала сниться
   Полей малиновая ширь,
   Тебе - высокая светлица,
   А мне - далёкий монастырь.
  
   Полюбил я тоской журавлиного
   На высокой горе монастырь.
  
Письма Сергея Есенина к Панфилову - это настоящее откровение приоткрывающее окно в мир человека ушедшего из монастыря и оказавшегося в чуждом ему миру. При этом человек этот не понимает и не осознаёт, какое у него было прошлое и мучительно пытается понять самого себя и определить своё место в этом мире. Сергей написал следующие строки когда ему было семнадцать лет:
  
   "Я вижу, тебе живётся не лучше моего. Ты тоже страдаешь духом, не к кому тебе приютиться и не с кем разделить наплывшие чувства души... Я сам не могу придумать, почему это сложилась такая жизнь, именно такая, чтобы жить и не чувствовать себя, то есть своей души и силы, как животное. Я употреблю все меры, чтобы проснуться. Так жить - спать и после сна на мгновение сознаваться, слишком скверно. Я тоже не читаю, не пишу пока, но думаю".

   "Гриша, в настоящее время я читаю Евангелие и нахожу очень много для меня нового... Христос для меня совершенство. Но я не так верую в него, как другие. Те веруют из страха: что будет после смерти? А я чисто и свято, как в человека, одаренного светлым умом и благородною душою, как образец в последовании любви к ближнему.

   Жизнь... Я не могу понять ее назначения, и ведь Христос тоже не открыл цель жизни. Он указал только, как жить, но чего этим можно достигнуть, никому не известно. Невольно почему-то лезут в голову думы Кольцова

   "Мир есть тайна Бога,
   Бог есть тайна мира".

   Да, однако, если это тайна, то пусть ей и останется..."
  
   "Люди, посмотрите на себя, не из вас ли вышли Христы, и не можете ли вы быть Христами? Разве я при воле не могу быть Христом, разве ты тоже не пойдешь на крест, насколько я тебя знаю, умирать за благо ближнего? 
Ох, Гриша! Как нелепа вся наша жизнь. Она коверкает нас с колыбели, и вместо действительно истинных людей выходят какие-то уроды... Меня считают сумасшедшим и уже хотели было везти к психиатру, но я послал всех к сатане и живу, хотя некоторые опасаются моего приближения... 
Да, Гриша, люби и жалей людей - и преступников, и подлецов, и лжецов, и страдальцев, и праведников: ты мог и можешь быть любым из них. Люби и угнетателей и не клейми позором, а обнаруживай ласкою жизненные болезни людей... 
Все люди - одна душа. Истина должна быть истиной, у нее нет доказательств, и за ней нет границ, ибо она сама альфа и омега...
Нет истины без света, и нет света без истины, ибо свет исходит от истины, а истина исходит от света. 
Что мне блага мирские? Зачем завидовать тому, кто обладает талантом, - я есть ты, и мне доступно всё, что доступно тебе. Ты богат в истине, и я тоже могу достигнуть того, чем обладает твоя душа... Так вот она, загадка жизни людей... 
Человек! Подумай, что твоя жизнь, когда на пути зловещие раны. Богач, погляди: вокруг тебя стоны и плач заглушают твою радость..."
  
   Не правда ли - он вполне мог бы стать преуспевающим религиозным проповедником - хотя может быть он и был таким проповедником в прошлой жизни и эти слова пришли к нам из 14-ого века от Сергия Радонежского. В новой жизни его ждёт другая дорога - он поэт.

Жизнь — обман с чарующей тоскою, 

Оттого так и сильна она, 
Что своею грубою рукою 
Роковые пишет письмена. 

Я всегда, когда глаза закрою, 
Говорю: «Лишь сердце потревожь, 
Жизнь — обман, но и она порою 
Украшает радостями ложь». 

Обратись лицом к седому небу, 
По луне гадая о судьбе, 
Успокойся, смертный, и не требуй 
Правды той, что не нужна тебе. 

Хорошо в черемуховой вьюге 
Думать так, что эта жизнь — стезя. 
Пусть обманут лёгкие подруги, 
Пусть изменят лёгкие друзья. 

Пусть меня ласкают нежным словом, 
Пусть острее бритвы злой язык. 
Я живу давно на всё готовым, 
Ко всему безжалостно привык. 

Холодят мне душу эти выси, 
Нет тепла от звездного огня. 
Те, кого любил я, отреклися, 
Кем я жил — забыли про меня. 

Но и всё ж, теснимый и гонимый, 
Я, смотря с улыбкой на зарю, 
На земле, мне близкой и любимой, 
Эту жизнь за всё благодарю.


Вся жизнь Сергея Есенина была пронизана мучительными попытками самопознания, которые в конечном итоге привели к трагическому концу. Многие нерешённые проблемы его характера и поведения можно объяснить исходя из предположения о его прошлой жизни.
  
   Кто я? Что я? Только лишь мечтатель,
   Синь очей утративший во мгле,
   Эту жизнь прожил я словно кстати,
   Заодно с другими на земле.
  
Очень важное качество, объединяющее поэта и подвижника это желание выделиться, вознестись над толпой и стать широко известным. Обоим это удалось вполне. Сергий Радонежский для этого использовал монашеский подвиг, а второй поэзию и скандалы. Народная молва поднимала популярность обоих одинаково эффективно.


Монах не мог в новых для него условиях снова стать монахом. Одним из самых любимых стихотворений Есенина, было "Мцыри", которое он в детстве выучил наизусть - какой уж тут монастырь? Возвращение к прежней жизни было тем желанием поэта, которое ни при каких условиях не могло осуществиться.
  
   Не ругайтесь. Такое дело!
   Не торговец я на слова.
   Запрокинулась и отяжелела
   Золотая моя голова.
  
   Нет любви ни к деревне, ни к городу,
   Как же смог я её донести?
   Брошу всё. Отпущу себе бороду
   И бродягой пойду по Руси.
  
   Позабуду поэмы и книги,
   Перекину за плечи суму,
   Оттого что в полях забулдыге
   Ветер больше поёт, чем кому.
  
   Провоняю я редькой и луком
   И, тревожа вечернюю гладь,
   Буду громко сморкаться в руку
   И во всём дурака валять.
  
   И не нужно мне лучшей удачи,
   Лишь забыться и слушать пургу,
   Оттого что без этих чудачеств
   Я прожить на земле не могу.
  
Я не являюсь специалистом ни по жизни Есенина, ни по жизни Сергия Радонежского, тем не менее, это не мешает мне сравнивать этих на первый взгляд очень разных людей. Детальное сравнение может быть значительно аккуратнее сделано другими. Своей задачей здесь я вижу только выдвижение тезиса и самое общее его обоснование.

Странный и смешной вы народ!

Жили весь век свой нищими,
И строили храмы божии.

Да я бы их давным-давно,
Переделал в места отхожие.

Что касается вопроса о том, кем в прошлых жизнях был Сергей Радонежский, то в моём проекте ему отводится самая главная роль. 

Отговорила роща золотая 

Берёзовым, весёлым языком, 
И журавли, печально пролетая, 
Уж не жалеют больше ни о ком. 

Кого жалеть? Ведь каждый в мире странник - 
Пройдёт, зайдёт и вновь покинет дом. 
О всех ушедших грезит конопляник 
С широким месяцем над голубым прудом. 

Стою один среди равнины голой, 
А журавлей относит ветром в даль, 
Я полон дум о юности весёлой, 
Но ничего в прошедшем мне не жаль. 

Не жаль мне лет, растраченных напрасно, 
Не жаль души сиреневую цветь. 
В саду горит костёр рябины красной, 
Но никого не может он согреть. 

Не обгорят рябиновые кисти, 
От желтизны не пропадёт трава, 
Как дерево роняет тихо листья, 
Так я роняю грустные слова. 

И если время, ветром разметая, 
Сгребёт их все в один ненужный ком... 
Скажите так... что роща золотая 
Отговорила милым языком.


Обоснование этих идей выходит за рамки данной статьи и будет рассмотрено отдельно.

samlib.ru


Комментариев нет:

Отправить комментарий

Поделиться с друзьями